О храме

Храм Воскресения Господня

Храм Воскресения Господня

История Собора, посвященного Воскресению Христа, начинается 10 (23) октября 1865 года. В этот день он был торжественно освящен Преосвященнейшим Серафимом, епископом Воронежским и Задонским. К тому времени старый Крестовоздвиженский собор, построенный еще в 1774 году, уже с трудом вмещал всех молящихся[1]. По статистическим данным, численность горожан в этот период возросла до 7000 человек.

Большую часть расходов на постройку нового собора взял на себя староста церкви, известный в округе купец, Василий Михайлович Степанов. По сведениям церковной печати один только иконостас стоил золотыми рублями 20.000. Поскольку этот доброхотный человек возглавлял местное купеческое общество, то многие состоятельные горожане не смогли отказать в содействии при постройке храма.[2] Василий Михайлович также учредил при Воскресенском храме стройный хор певчих, с «участием любителей из господ местных торговцев». Скончался благодетель 18 октября 1871 года; тело его было погребено при построенном им Соборе в честь Воскресения Христа, после заупокойного богослужения при стечении большого количества народа.[3]

Надо сказать несколько примечательных слов о внешнем виде и внутреннем благолепии храма. Само здание церкви выполнено в русском стиле, по проекту архитектора Константина Андреевича Тона. Основание храма представляет собой крестовокупольную форму, пять куполов, трехъярусная колокольня. Первоначально храм был поделен на три придела: Воскресения Господня, Рождества Пресвятой Богородицы, святых Петра и Павла. Пожалуй, в Воронежской области это был один из немногих храмов, столь удачно вписанных в городскую среду и окружающий ландшафт. Его пятиглавие доминирует во всех дальних и ближних перспективах и панорамах, причём старые подъезды к городу с востока («казацкий тракт», мост через реки Хопёр и Старый Хопёр) имели его своим замыкающим ориентиром. Компактное здание соборабыло выстроено с расчётом на его круговое обозрение, в декоре фасадов использованы крупномасштабные элементы, заимствованные из русского стиля. Огромные килевидные кокошники завершают боковые ветви креста. Средокрестие увенчан цилиндрическим световым барабаном с гигантским луковичным куполом. По углам поставлены луковичные главы на высоких восьмигранных барабанах. В 20 метрах к западу от собора в 1893 году была выстроена стройная трёхъярусная надвратная колокольня[4]. Декор колокольни повторяет декор храма, венчает её также крупная луковичная глава.[5]

Строительство Воскресенского собора совпало по времени с переводом в Новохопёрск из Михайловской станицы Хоперского округа области Войска Донского Богоявленской ярмарки – одной из самых крупных тогда в России. Это решение сыграло особую роль в архитектурно-планировочном развитии города, так как для ярмарки потребовалось обширное пространство с торговыми павильонами. Первая ярмарка состоялась в январе 1866 года, длилась около четырех недель и продолжалась до 1871 года, а торговые площади начинались от Воскресенского собора «лавки устроены были временно из досок, на той площади, где была прежде земляная крепость, а потом предполагалось построить каменные корпуса, но это не осуществилось».[6] Прибывшие со всей России купцы нуждались в сдаваемых внаем домах, поэтому многие граждане активно занялись устройством новых жилищ, переделкой и обновлением старых. На протяжении пяти лет до 1871 года в Новохопёрске ежегодно проходила Богоявленская ярмарка, дававшая городу доход в размере 50 тысяч рублей в год. За эти годы Новохопёрск «преобразился настолько, что тот, кто был в нём несколько лет тому назад, теперь решительно не узнал бы его»[7].

СкоропослушницаСегодня, также как и полторы сотни лет назад при основании храма, главной святыней храма считается список иконы Пресвятой Богородицы, называемой «Скоропослушница»[8]. Эта икона была привезена с Афона как раз в разгар строительства нового Собора в 1863 году.

Изначально этот древний чудотворный образ находился в афонском монастыре Дохиар, где впервые была явлена его благодатная сила. В середине XVII века икона располагалась в нише наружной стены, перед одним из входов в монастырскую трапезную. Мимо иконы часто по служебной надобности ходил монах по имени Нил, несущий послушание в трапезной. Проходя вечером, он обычно нёс зажжённую лучину с извивающимися клубами дыма. Однажды Нил услышал голос, исходящий от неё, повелевающий ему впредь не ходить здесь с лучиной и не коптить образ. Инок, решив, что это шутка кого-нибудь из братии, скоро забыл об этом случае. Через некоторое время, когда Нил проходил мимо иконы с зажженной лучиной, от неё вновь раздался голос, осуждающий его, и Нил тут же потерял зрение. Раскаявшийся инок упал перед иконой на колени и всю ночь молил Пресвятую Деву о прощении. Когда иноки узнали о происшедшем, то в страхе припали к чудотворной иконе, затеплили перед ней неугасимую лампаду и стали каждый вечер возжигать перед иконой фимиам. Нил же, в надежде на великое милосердие Божией Матери, решил не уходить от иконы, пока не получит исцеление. Вскоре его усердная молитва была услышана. Стоя на коленях перед иконой, он опять услышал знакомый голос: «Всем, с благоговением ко Мне прибегающим, буду предстательство, и молитвы всех будут исполняемы Сыном и Богом Моим, ради Моего ходатайства пред Ним, так что с этой поры будет именоваться сия Моя икона Скоропослушницею, потому что скорую всем притекающим к ней буду являть милость и исполнение прошений»[9].

В 1863 году Русский Пантелеймонов монастырь прислал в дар новому собору список иконы Божией Матери «Скоропослушница». Святая икона, отправленная в Россию, на пути через землю Войска Донского, была поставлена, на некоторое время, в церкви Урюпинской станицы. Известие об этом быстро распространилось между жителями ближних станиц, селений и г. Новохоперска и принято было с необыкновенным благоговением. В сопровождении нескольких тысяч людей святая икона была принесена на руках из Урюпинской станицы в Новохоперск (около 40 километров), где принята у строящегося храма церковнослужителями в праздничных облачениях. К этому образу сразу же стали притекать богомольцы не только из Новохоперского уезда, но и паломники из отдаленных мест. По свидетельствам очевидцев молитвы у этой иконы приносили исцеления просящим. Поэтому уже после освящение Владыкой храма, решили один из приделов освятить в память этого образа Божией Матери[10]. Сегодня икона была обновлена и отреставрирована.

НиколайДругое широко почитаемое изображение – храмовая икона «Николая Чудотворца» была также привезена с Афона, из Русского Пантелеймонова монастыря, но значительно раньше – в 1841 году, и видимо находилась до времени в предшественнице нового собора – Крестовоздвиженском храме[11]. Историческое свидетельство о месте и обстоятельствах появления этой иконы рассказывает нам сама икона, точнее ее оборотная сторона. На ней сохранился следующий текст: «Икона сия послана со Святой Горы Афон … от Русского Пантелеимонова Монастыря в благословение Димитрию А. … Мосову (?) 18 __ года мая 16 дня. Пятидесятница(ы)».

Воронежские епархиальные ведомости говорят о почившем Василии Михайловиче Степанове: «жизнь этого гражданина была настолько полезна для общества, к которому он принадлежал, что память о нем не скоро умрет».[12]

Мирное существование прихода было прервано Октябрьской революцией и последующими декретами о фактическом запрещении деятельности церкви. Сначала штат священников и церковнослужителей уменьшился с трех человек до двух. А затем в ходе кампании по реквизиции церковных ценностей 1922 годамногие предметы культа и частные пожертвования прихожан были изъяты в фонд голодающих. В эти годы вплоть до 1927 года в Соборном храме располагалась вторая кафедра викарного архиерея – епископа Богучарского и Новохоперского[13].

В 1920-х годах поддерживаемый советской властью раскол, получивший название обновленческого, заметно ослабил приход Воскресенского собора. Такое положение сохранялось приблизительно до 1937 года. Согласно архивно-следственным делам, в подчинении (юрисдикции) Борисоглебской обновленческой кафедры находились церкви многих близлежащих сел, но храмов г. Новохоперска в этом списке не значилось. По-видимому, последний настоятель храма протоиерей Федор Федорович Балабанов до конца сохранял чистоту веры. Однако 18 сентября 1937 года он был арестован, а 10 октября 1937 года, как и многие священники в то время, приговорен к расстрелу Особой Тройкой НКВД[14].

Воскресенский храм

Воскресенский храм

Воскресенский Собор, который к тому времени уже потерял свое благолепие и блеск куполов, в 1939 году был приспособлен под зерновой склад, закрывался его и раньше, но на более короткое время (в 1930 году). Но нельзя сказать, что духовная жизнь в нашем районе совсем замирает: с закрытием последнего храма она перемещается в подполье – «катакомбы». По подсчетам историков, в нашем районном центре функционировало два нелегальных прихода[15].

В годы Великой Отечественной войны наступило известное потепление отношений государственной власти с церковью. Со стороны Райисполкома была сделана некая уступка верующим, и после четырех годов запустения соборный храм в г. Новохоперске был вновь открыт[16]. Однако длительное время местное руководство запрещало производить какие-либо ремонтные работа или даже просто «подлатать дыры» находящегося в аварийном состоянии храма. Когда же согласие, наконец, последовало, материалы пришлось закупать по очень высоким ценам. Сметы, порой, доходили до сотен тысяч рублей, а расценки на инвентарь в несколько раз превышали рыночные. В 1956-1960-х г.г. усердием настоятеля протоиерея Константина Белякова удалось внутри восстановить штукатурку, частично расписать колонны и стены в главном приделе, отреставрировать иконы над дверями храма (с западной, северной и южной стороны), а также икону в главном куполе – «Господь Саваоф». В эти же годы восстановлена наружная штукатурка всего храма и колокольни (с побелкой известью), произведено вновь перекрытие кровли, покраска храма и всех хозяйственных построек в ограде, слева в храмовом комплексе построен приходской дом[17].

Другой человек, оставивший о себе добрую память среди прихожан Воскресенского собора и чье духовное величие, не скроется в веках – это схимонахиня Агния (Стародубцева, в миру Стародубцева Александра Васильевна). 15 апреля 1884 года в семье крестьянина с. Кадом Тамбовской губернии Василия Стародубцева родилась девочка, которую назвали Александра. Родилась она слепой, и родители повезли ее в г.Воронеж к мощам свт. Митрофана, где по молитве ей было даровано зрение. Когда Александре исполнилось четырнадцать лет, неожиданно скончался ее отец, а вскоре и мать; девочка осталась со старшей сестрой и младшим братом. Не закончив учебу в гимназии, Александра упросила родственников отпустить ее для проживания в женский Знамено-Сухотинский монастырь. Эта обитель к концу XIX века славилась в округе своей иконописной мастерской и художественной вышивкой гладью. Здесь через некоторое время молодая послушница Александра приняла пострижение в рясофор с именем Агния. Отсюда каждый год во время отпуска мать Агния отправлялась в Оптинскую пустынь к своему духовному отцу старцу Варсонофию. Она даже написала его портрет, который потом просили у нее в Третьяковскую галерею. Только незадолго до своей кончины о. Варсонофий отдал матушке этот портрет, которым очень дорожил. Сама матушка так говорила: «Эта не я писала портрет, отец Варсонофий писал его моей рукой».

В ноябре 1919 года Знаменно-Сухотинской монастырь был преобразован в трудовую общину, которая просуществовала до 1929 года. По благословению своего нового духовника иеромонаха Севастиана (будущий священномученик Севастиан Карагандинский, прославленный в лике святых в 2000 году), матушка Агния переезжает в малый городок – Новохоперск. Здесь же собираются некоторые монахини из других закрытых монастырей Новохоперского района: Казанского Таволжанского и Лысогорского Троицкого. Вместе с другими черничками она была вынуждена часто менять место проживания, чтобы лишний раз не привлекать к себе внимание ОГПУ. В 1930 году она проживала в Среднем Карачане, позже – в Алферовке и других ближайших селах. Вот что она сама написала об этих днях: «Господи, помоги пережить все находящее, дай мне силы и терпение. Теперь мне нужна мудрость, чтобы самой решать серьезные вопросы»… Много скорбей пришлось претерпеть матушке в эти годы, но она никогда и словом не обмолвилась об этом. Более того, по свидетельству ее духовных чад, подвизаясь в храме города Новохоперска, она несла подвиг молчальничества.

Когда после войны Воскресенский храм вновь открылся, Агния, знакомая с иконописным мастерством, взялась за реставрацию отдельных икон. Ее трудами была восстановлена почитаемая икона Пресвятой Богородицы «Скоропослушница». Также матушка принимала активное участие в реставрации настенных росписей, иногда целыми днями проводя время за работой, а в после открытия Покровского кафедрального собора г.Воронежа, также принимала участие в реставрации росписей в составе группы иконописцев.

Так незаметно за трудами пришел 1952 год, когда пришло письмо от старца Севастиана с приглашением приехать в Караганду, чтобы там потрудиться над восстановлением Православия. Через три года после отъезда мать Агния по благословению патриарха Алексия I была пострижена в мантию. 19 апреля 1966 года скончался старец Севастиан, и, согласно его последней воле, старица Агния (Стародубцева) приняла попечение над духовной паствой почившего. Много людей приезжало к ней за духовным советом со всех краев нашей Родины (в том числе из Новохоперска, где до сих пор проживает несколько духовных чад старицы), но при этом матушка всегда старалась скрыть свой дар рассудительности. Часто она говорила вопрошающим: «Ну, что я – старый человек? Я ничего не знаю, сижу за печкой, нигде не бываю». 17 марта 1973 года после принятия Святых Тайн матушка Агния, будучи пострижена в схиму, мирно предала свою душу Господу. Похоронена она была на Михайловском кладбище рядом со своим духовным наставником о. Севастианом (Фоминым).

В 1960-е годы вновь наступили для Православной церкви годы преследований. В 1961 году собор отрезали от электроснабжения, поэтому помещение пришлось освещать свечами и керосином и в 1964 году покупается дизель-генератор для освящения, а позже приобретается автомобиль за 50 тыс. рублей для нужд церкви. Усиливается налоговый прессинг на священно и церковнослужителей – шел период тихих гонений, когда не было расстрелов, но усилилась антирелигиозная пропаганда, священнослужителей лишали прописки, заставляли отказываться от священного сана, а храмы опять начали закрывать. Но прошло и это.

Так временами сложная, временами увлекательная перед нами прошла история главного храма Новохоперского района – в честь Тридневного Воскресения Господня. Сегодня храм заботливостью граждан, руководства города, трудами настоятеля серьезно обновляется – внутри идет роспись стен храма и алтарей, на территории – близится к завершению постройка нового четырех этажного приходского дома и ввод его в эксплуатацию.

Источник: Полтора столетия истории Воскресенского Собора города Новохоперска